Вред от громких звуков превышает наши ожидания


Известное издание «STAT» сообщило информацию о новых открытиях американских исследователей в области слуха. Оказывается, что слишком интенсивные звуки наподобие тех, что раздаются на концертах рок-исполнителей или в рабочих цехах, способны вызывать трудно выявляемое повреждение слухового органа человека.

Из-за того, что привычные способы быстрого определения здоровья слухового аппарата не могут уловить такую патологию, слух может ухудшиться еще больше, причем уже необратимо. Такие люди спустя некоторое время начинают ощущать постоянный шум в ушах и не воспринимают разговорной речи в шумной обстановке.

Настолько плотно занялся этой проблемой американский исследователь Чарльз Либерман (Гарвард) и осмелился обозначить ее как «скрытую потерю слуха». Для более полного понимания патологии следует освежить в памяти механизм восприятия звуков в человеческом ухе. Мы все имеем основной орган слуха – Кортиев орган. Он представлен так называемыми волосковыми клетками. Их «реснички» колеблются от поступающей звуковой волны, преобразуя таким образом ее в электрический нервный сигнал. По нервным волокнам сигналы стремятся к мозгу, и мы воспринимаем окружающий мир через звуки.

Когда на волосковые клетки действует громкий звук в любых своих проявлениях, происходит их постепенное разрушение со снижением слуховой функции. Конечно же, ухудшение слуха может быть следствием старения организма, что совершенно естественно. Но в случае Либермана необходимо задуматься: возможно, интенсивная громкость способна воздействовать на Кортиев орган и без видимого разрушения клеток? Вед ухудшение слуха у некоторых людей не сопровождается изменениями на аудиограмме (привычный тест для фиксации именно потери волосковых клеток).

К примеру, один из поклонников рок-музыки Мэтт Гэрлок (29 лет) и трудящийся инженером так рассказывает о своих проблемах: «Когда я прихожу домой и становлюсь окруженным тишиной, то ощущаю звон в ушах, но он обычно проходит за 2-3 дня.

Но недавно я так же вернулся со звоном после пары шумных вечеринок, а он не исчез. Тогда я обратился к доктору, и моя аудиограмма исключила изменения слуха». Тем не менее, Мэтт самостоятельно стал замечать, что ему приходится переспрашивать вопросы людей и наклоняться к ним.

Кроме Чарльза Либермана случаи нормальных аудиограмм с клиникой снижения слуха у пациента заинтересовали Роберта Файфера (Майами). Он сообщил, что подобное встречал только у служащих ВВС, работников самолетов и тех молодых людей, кто обожает очень громко слушать музыку.

Либерман же пытался подкрепить свои рассуждения экспериментами на животных. Он исследовал синапсы – структуры, обеспечивающие передачу сигнала между нервными и волосковыми клетками. Оказалось, что даже при потере половины клеток Кортиева органа изменения на аудиограмме не регистрируются. Все дело в повреждении тех синапсов, которые непосредственно помогают передаче сигнала в головной мозг. К счастью, Чарльз заявил о наличии лекарственного препарата для стимуляции восстановления разрушенных синапсов и о том, что сам является акционером компании по его разработке.

Сейчас же людям остается лишь беречь свой слух, дожидаясь выпуска такого лекарства. Сам же исследователь хоть и имеет неплохой для своего возраста слух (65 лет), но некоторые фразы не разбирает без повтора в шумном окружении. Либерман списывает это на многолетний опыт пользования циркулярной пилой и станком для шлифовки. «Сейчас — говорит ученый, — обязательно использую беруши во время ухода за своим газоном».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь с условиями Пользовательского соглашения и Политики по обработке персональных данных.